Удача и статистика

 

Подробный анализ (Тверски и Гиловича) удачных и неудачных бросков игроков баскетбольных команд показал, что шансы игрока забросить мяч в корзину не зависят от того, попал ли предыдущий брошенный мяч. Каждый бросок был отдельным независимым событием. Более того, часто после нескольких подряд заброшенных штрафных процент удач снижался. Игрок, поверивший, что у него сегодня счастливая рука, начинает всё больше рисковать и, следовательно, чаще ошибаться. Лучше всего бросают игроки, считающие, что сегодня не их день. После трёх удачных бросков меткость снижалась до 32%, а после трёх неудачных возрастала до 52% (от средней в 46 %).

 

Психофизиологи объясняют это явление дофаминовыми нейронами, помогающими предсказывать события, которые можно предсказать, и подводящими нас, когда мы сталкиваемся со случайностью.

 

Попробуем взглянуть на это иначе.

 

Почему же нам так хочется верить в удачные периоды у игроков или полосу своих неудач? Возможно потому, что нам важно придумать объяснение для хаоса и создать радостный или депрессивный нарратив. Потому что нас ругали и хвалили не за отдельные броски, а за наши свойства, за то, насколько мы аккуратные, смелые, ловкие. Мы автоматически идентифицируемся с удачей и неудачей, помещая живой поток событий в тюрьму самооценки. Здесь продолжает работать детский защитный механизм вторичного всемогущества. Если удача повернулась ко мне лицом – Бог, судьба, Великий родитель меня любят.  Если удача отвернулась, нужно сделать что-то, чтобы его любовь заслужить. Чтобы увидеть вероятностную природу реальности, нам нужно перейти от обыденной психологии к микропсихологии. Развивать в себе присутствие и внимательность, позволяющую жить, а не защищаться от жизни, продолжая выяснения отношений с родителями.

 

 Вероятность2